Матисс - Арабеск

«Драгоценность или арабески никогда не перегружают мои работы, потому что эти драгоценности и эти арабески являются частью оркестровки моей картины».

«Идея пришла ко мне с Востока» - писал Анри Матисс в 1947 году критику Гастону Диль: откытие, которое не явилось внезапным потрясением, но скорее всего пришло к Матиссу постепенно, с его растущей посещаемостью Востока ( о чём свидетельствуют картины и рисунки художника ), укоренившись во время путешествий, встреч и поездок на выставки и экспозиции.

Предложенная Квиринальскими Конюшнями ( выставочный зал в Риме ), рекомендованная Министерством Культурного Наследия и Туризма, Roma Capitale - Департаментом Культуры, Творчества и Развития Искусства и Туризма, выставка организована Специальным Агенством Palexpo в сотрудничестве с MondoMostre и каталогом, разработанным редакцией Skira Editore. На выставке представлены более ста работ Матисса с некоторыми абсолютными шедеврами - впервые в Италии - из крупнейших музеев мира: Tate, MET, MoMa, Пушкинский Музей, Эрмитаж, Pompidou, Orangerie, Филадельфия, Вашингтон — это только лишь некоторые из представленных на выставке.

Под руководством Эстер Коэн и научной комиссии, состоящей из Джона Элдерфилд, Реми Лабрусс и Оливье Берггрюна, «Матисс. Арабеск», пытается дать идею о предложениях, которые Восток отразил в картинах Матисса: Восток, который, со своими хитростями, арабесками и цветовыми гаммами создаёт более обширное пространство - настоящее пластичное пространство, предая новое дыхание композиции и освобождая работы от формальных конструкций, необходимости перспективы и «подражания», чтобы открыть пространство, созданное из ярких цветов, новой идеи декоративного искусства, основанной на идее чистой поверхности.

Анри Матисс не был предназначен для живописи - «я сын торговца семенами, которому я должен был последовать в управлении магазином»: Матисс пытается предпринять карьеру адвоката, прежде чем стать художником. Состояние его здоровья, однако, изменит ход истории. Матисс работал в качестве ассистента в юридической конторе в Санкт-Квентин, когда, в 1890 году, сложный аппендицит приковал его к постели в течении почти года. Именно тогда Матисс начинает заниматься живописью и, начиная с 1893 года, посещает студию художника символиста Гюстава Мороу, вместе со своим другом, Альбер Маркет. Художник поступает в Школу Изящных Искусств ( École des Beaux Arts ) официально в 1895 году, где преподают многие художники востоковеды.

В те годы Матисс хорошо познает Восток: посетит обширную исламскую коллекцию Лувра на постоянной экспозиции и различных выставках, которые в 1893-1894 годах, и особенно в 1903 году, были посвящены исламскому искусству в Музее Декоративного Искусства ( Musée des Arts Decoratifs ) в Париже. Кроме того, на Всемирной Экспозиции 1900 года, художник откроет мусульманские страны в павильонах, посвящённых Турции, Персии, Марокко, Тунису, Алжиру и Египту. Матисс также посещает галереи авангарда, такие как Амбруаз Воллара ( Ambroise Vollard ), где он покупает в 1899 году рисунок Ван Гога, гипсовый бюст Родена, картины Гогена и Сезанна - художник, который в значительной степени повлияет на живопись Матисса.

Путешествует в Алжир ( 1906 г. ), привозит керамику и молитвенные коврики, которые своими мотивами и цветами заполнят полотна художника; в Италии ( 1907 г. ) художник посещает Флоренцию, Ареццо, Сиену и Падую: «когда я рассматриваю фрески Джотто, я не забочусь о том, как правильно разузнать какие сцены Христа передо мной, но я ощущаю эмоции сдержащиеся в линиях, в самой композиции и в цветовых гаммах». Визит к великой «Экспозиции мусульманского исскуства» в Монако из Баварии в 1910 году - первая выставка мусульманского искусства, которая значительно повлияет на целое поколение художников, среди которых Кандинский и Ле Корбюзье - окажется реальным открытием для нового типа композиции, отдаляющимся от своих западных традиций. Матисс находится в Москве осенью 1911 года, для инсталяции в доме Щукина композиции «Танец и Музыка». В 1912 году он возвращается в Африку - на этот раз целью является Марокко, Танжер белый. Здесь «tailleur de lumiere» - как неслучайно даёт название родственник Жорж Дутью, удивлён мягким светом и пышной природой, которые постепенно начнут акцентировать его гармоничную и музыкальную каденцию: «тон - это всего лишь цвет, два тона являются аккордом».

Матисс оставляет позади реструктуризации и деформации авангарда, более заинтересованный в ассоциациях с моделями искусства варваров. Мотив в декорации становится для художника первой причиной радикального исследования живописи. С пересекающихся мотивов древних цивилизаций Матисс собирает принципы представления иного пространства, которое позволяет ему «выйти из интимной живописи» традиций девятнадцатого века.

Марокко, Восток, Африка и Россия, в своей эсенции более духовной и отдалённой от измерения просто декоративной сути, откроют Матиссу новые композиционные схемы. Арабески, геометрические узоры и перекосы, присутсвующие в Османском мире, в византийском искусстве, в православном мире и в Примитивном иссскустве, изученном в Лувре — все эти элементы, интерпретируемые Матиссом с необыкновенной современностью в художественном языке, независимо от точности природных форм, затрагивают возвышенное.

41.8987381,12.486734399999932,16

«Драгоценность или арабески никогда не перегружают мои работы, потому что эти драгоценности и эти арабески являются частью оркестровки моей картины».

«Идея пришла ко мне с Востока» - писал Анри Матисс в 1947 году критику Гастону Диль: откытие, которое не явилось внезапным потрясением, но скорее всего пришло к Матиссу постепенно, с его растущей посещаемостью Востока ( о чём свидетельствуют картины и рисунки художника ), укоренившись во время путешествий, встреч и поездок на выставки и экспозиции.

Предложенная Квиринальскими Конюшнями ( выставочный зал в Риме ), рекомендованная Министерством Культурного Наследия и Туризма, Roma Capitale - Департаментом Культуры, Творчества и Развития Искусства и Туризма, выставка организована Специальным Агенством Palexpo в сотрудничестве с MondoMostre и каталогом, разработанным редакцией Skira Editore. На выставке представлены более ста работ Матисса с некоторыми абсолютными шедеврами - впервые в Италии - из крупнейших музеев мира: Tate, MET, MoMa, Пушкинский Музей, Эрмитаж, Pompidou, Orangerie, Филадельфия, Вашингтон — это только лишь некоторые из представленных на выставке.

Под руководством Эстер Коэн и научной комиссии, состоящей из Джона Элдерфилд, Реми Лабрусс и Оливье Берггрюна, «Матисс. Арабеск», пытается дать идею о предложениях, которые Восток отразил в картинах Матисса: Восток, который, со своими хитростями, арабесками и цветовыми гаммами создаёт более обширное пространство - настоящее пластичное пространство, предая новое дыхание композиции и освобождая работы от формальных конструкций, необходимости перспективы и «подражания», чтобы открыть пространство, созданное из ярких цветов, новой идеи декоративного искусства, основанной на идее чистой поверхности.

Анри Матисс не был предназначен для живописи - «я сын торговца семенами, которому я должен был последовать в управлении магазином»: Матисс пытается предпринять карьеру адвоката, прежде чем стать художником. Состояние его здоровья, однако, изменит ход истории. Матисс работал в качестве ассистента в юридической конторе в Санкт-Квентин, когда, в 1890 году, сложный аппендицит приковал его к постели в течении почти года. Именно тогда Матисс начинает заниматься живописью и, начиная с 1893 года, посещает студию художника символиста Гюстава Мороу, вместе со своим другом, Альбер Маркет. Художник поступает в Школу Изящных Искусств ( École des Beaux Arts ) официально в 1895 году, где преподают многие художники востоковеды.

В те годы Матисс хорошо познает Восток: посетит обширную исламскую коллекцию Лувра на постоянной экспозиции и различных выставках, которые в 1893-1894 годах, и особенно в 1903 году, были посвящены исламскому искусству в Музее Декоративного Искусства ( Musée des Arts Decoratifs ) в Париже. Кроме того, на Всемирной Экспозиции 1900 года, художник откроет мусульманские страны в павильонах, посвящённых Турции, Персии, Марокко, Тунису, Алжиру и Египту. Матисс также посещает галереи авангарда, такие как Амбруаз Воллара ( Ambroise Vollard ), где он покупает в 1899 году рисунок Ван Гога, гипсовый бюст Родена, картины Гогена и Сезанна - художник, который в значительной степени повлияет на живопись Матисса.

Путешествует в Алжир ( 1906 г. ), привозит керамику и молитвенные коврики, которые своими мотивами и цветами заполнят полотна художника; в Италии ( 1907 г. ) художник посещает Флоренцию, Ареццо, Сиену и Падую: «когда я рассматриваю фрески Джотто, я не забочусь о том, как правильно разузнать какие сцены Христа передо мной, но я ощущаю эмоции сдержащиеся в линиях, в самой композиции и в цветовых гаммах». Визит к великой «Экспозиции мусульманского исскуства» в Монако из Баварии в 1910 году - первая выставка мусульманского искусства, которая значительно повлияет на целое поколение художников, среди которых Кандинский и Ле Корбюзье - окажется реальным открытием для нового типа композиции, отдаляющимся от своих западных традиций. Матисс находится в Москве осенью 1911 года, для инсталяции в доме Щукина композиции «Танец и Музыка». В 1912 году он возвращается в Африку - на этот раз целью является Марокко, Танжер белый. Здесь «tailleur de lumiere» - как неслучайно даёт название родственник Жорж Дутью, удивлён мягким светом и пышной природой, которые постепенно начнут акцентировать его гармоничную и музыкальную каденцию: «тон - это всего лишь цвет, два тона являются аккордом».

Матисс оставляет позади реструктуризации и деформации авангарда, более заинтересованный в ассоциациях с моделями искусства варваров. Мотив в декорации становится для художника первой причиной радикального исследования живописи. С пересекающихся мотивов древних цивилизаций Матисс собирает принципы представления иного пространства, которое позволяет ему «выйти из интимной живописи» традиций девятнадцатого века.

Марокко, Восток, Африка и Россия, в своей эсенции более духовной и отдалённой от измерения просто декоративной сути, откроют Матиссу новые композиционные схемы. Арабески, геометрические узоры и перекосы, присутсвующие в Османском мире, в византийском искусстве, в православном мире и в Примитивном иссскустве, изученном в Лувре — все эти элементы, интерпретируемые Матиссом с необыкновенной современностью в художественном языке, независимо от точности природных форм, затрагивают возвышенное.

События

  • 05.03.2016 - 21.06.2015

    Матисс - Арабеск

  • 26.03.2016 - 06.09.2015

    Выставка "100 лет Шалойа. Действие и мысль."

  • 01.04.2015 - 26.07.2015

    Праздники Барокко

  • 19.05.2015 - 01.11.2015

    Элегантность еды